19:52 

Нежданчик! Сказка.

Треклятый дятел
Синя джанай, Синистер да!
Неожиданное продолжение сказки. Минимум новых персонажей, немного плоского юмора, много экшона и Кощея.

Глава 6.
Кощеевские болота уже совсем близко. Его владения выдавал характерный запах, к которому не просто привыкнуть. У Золушки – простите – Лонекса первое время слезились глаза. Белоснежка же была стойкой и невозмутимой, подобно бывалому солдату.
Земля под ногами становилась рыхлой и влажной. Живые деревья исчезли. Сейчас им встречались только голые, иссохшие, будто из них за раз была выжата вся влага, все соки, вся жизнь. Небо темнело. Дымчатые темно-зеленые щупальца туч укутывали небо. Это не гроза. Земли Кощея уже несколько сотен лет не видели солнечного света, луны и звезд.
Зловещие владения Кощея притягивали к себе героев. Правда, Владыку Смрада никто так и не смог убить. Говорят, что умертвить его невозможно, ведь он и есть мертвец.
- По-послушай, сестренка… Почему бы нам не вернуться на дорогу и спокойно дойти до Изумрудного Города? Я слышал, что там очень красиво и… безопасно… - Лонекс говорил, запинаясь и постоянно оглядываясь по сторонам.
- Там не безопасно. Мачеха дотянется до Изумрудного города.
- Но там гораздо безопаснее, чем здесь. Я слышал, что все создания тут, абсолютно все, мертвецы, прислуживающие Кощею, - голос Лонекса дрожал.
- Это правда. Ты ведь и сам знаешь, что Кощей – могущественнейший колдун.
- Тогда как мы проберемся через его болота? Это самоубийство! У меня нет доспехов, а в башне Кощей не держит принцессу, тогда что я тут делаю? Что тут вообще может делать кто-нибудь, кроме этих сумасшедших героев?
- Послушай, Золуш…
- Я не Золушка!
- Прости-прости… - с непроницаемым видом примирительно помахала ладошкой, хотя Лонекс был уверен, что она специально над ним подтрунивает. – Братишка Лонекс, со мной ты не пропадешь.
Златовласый с трудом удержал себя от возражений. Он шел молча, но от опасений отделаться невозможно. Наверняка и Белоснежка волнуется, хоть и не подает виду.
- Дома у меня остались канарейки…- чуть печально произнес Златовласый, пытаясь сбросить напряжение.
- Забудь о них.
- Но они ведь…
- Колдунья, наверняка, сделала из парочки чучела, а прочие съела на завтрак, если и вовсе не придумала что-нибудь более извращенное, - абсолютно будничным голосом говорила Белоснежка, по-видимому совершенно не понимающая, что это может как-то задеть Лонекса.
- Более извращенное? – ошарашено пробормотал Лонекс. Нежная психика не могла придумать, что-то более ужасное.
- Разумеется. Она ведь колдунья. Канарейки могли растерзать друг друга, поедая своих же сородичей или собственные тела, а можно…
- Я понял-понял!
Белоснежка шла вперед неспешно. Тонкие ножки аккуратно ступали на влажную землю меж веток и корней. Изредка она оглядывалась: Лонекс двигался куда медленнее, нервно озираясь по сторонам и спотыкаясь.
- О Боже! Белоснежка!
Рефлексы у этой холодной и, на первый взгляд, заторможенной леди были воистину звериные. Несколько прыжков, широких шагов, и вот девушка уже стоит около своего братца с обнаженным длинным мечом. Лезвие, впрочем, тут же скрылось в ножнах. Опасения не оправдались: это не прислужники мертвого лорда.
На земле покоились остатки трупа. Тело практически поделено на две части. Багровые пятна крови на сухих ветках и стволах деревьев почернели. Огромный разрез, рассекавший тело надвое, доходил до подбородка. Лицо искажено от боли. Его умертвили не сразу. Рот почернел, от глаз остались две темные впадины.
- Это ведь… это… - бормотал Лонекс. Он отвернулся от трупа, спиной прислонившись к сухому дереву. Зрелище воистину омерзительное. Кровь, кожа, кости, но в животе, распоротом подобно мешку, темнота.
- Слуги Кощея потрошат трупы.
- Потрошат? – в такие моменты воображение Лонекса неожиданно оживало. Оно объединялось с трусостью, рисуя в голове картины воистину кошмарные.
- Забирают внутренности. Оставляют кожу, кости, мышцы и остатки плоти, - нервы у Белоснежки стальные, будто она была, в самом деле, дочерью Снежной Королевы или Колдуньи. Девушка рассматривала остатки. Даже лицо не оставили в покое.
- Но зачем? Это же кошмарно!
- Согласна. Баба Яга и Мачеха считают, что человеческая плоть увеличивает магическую силу. Возможно, Кощей тоже пользуется этим методом.
- Увеличивает магическую силу? А наша Крестная…
- Не знаю. Я не интересовалась.
Молчание. Нет-нет, Фея Крестная точно не ест других фей… или…
- Сестренка, нас ведь тоже могут выпотрошить?
- Могут. А могут отдать Мачехе, но, боюсь, этот вариант немногим лучше.
- Боже мой, почему мы тогда идем через эти болота?! – едва ли не закричал Лонекс.
- Тише. Мы ведь уже во владениях Кощея.
Лонекс встрепенулся и замолк.
- Тогда где же его слуги?
- Кто знает, говорят, что Кощей уже далеко не так активен, как прежде. Будем надеяться, что это правда, - пожала плечами Белоснежка.
Они продолжили идти. Лес кончался. Впереди уже были видны развалины домов, в которых некогда жили люди. Над небольшим городком возвышалась Кощеевская Твердыня. Огромная цитадель. Темная, мрачная. Многочисленные ветки трещин, пауки, плесень у подножия и сильный смрад, от которого даже Белоснежка поморщилась. Такое ощущение, будто слуги Колдуна все ещё разлагались или, быть может, это запах из подземелий, где, как поговаривают, хранится содержимое тел жертв.
По крышам домов прыгали черные стервятники или вороны. Наверняка, тоже не совсем живые. В этих землях живые создания не водятся.
- Тут ведь когда-то жили люди? – шептал Лонекс, прикрыв нос и рот платком.
- Очень давно.
Они шли меж деревьев, обходя небольшое селение и замок. Белоснежка и Лонекс остановились, спрятавшись за сухими деревьями. Перед ними огромные врата. Темные, такие же старые, как и все это селение. Вокруг в несколько неровных рядов выстроились мертвецы. От одних остались только скелеты, на других осталась плоть, некоторые и вовсе могли сойти за живых. Крестьяне, рыцари, на некоторых одежды дорогие, достойные купцов или дворян.
Над мертвецами возвышалась черная карета. Огромная. Она напоминала небольшой домик какого-нибудь бедняка. Неподвижно стояли два огромных коня с яркими алыми глазами. Ободранная кожа. У одного коня отчетливо видны были чернеющие мышцы, у другого можно рассмотреть розовеющие ребра и практически не было губ.
К карете неспешно шел владыка мертвечины. Бледный, высокий и худощавый. Казалось, что светлый плащ слишком тяжелый для него, но, что поделать, мантии и просторные одеяния – есть обязательный элемент злодейского имиджа. На голове тонкая серебряная корона, а под ней жиденькие светлые волосы. Глаза красные, как и у Белоснежки.
Белоснежка затаила дыхание. Поднесла палец к губам, призывая Лонекса к молчанию. Она не рассчитывала встретиться с лордом плети. У неё есть меч, волшебный меч, настолько острый, что легко проходит сквозь стальные пластины доспехов. У неё есть арбалет и три болта, из которых она успеет использовать лишь один. Лонекс умеет колдовать. К несчастью, несмотря на все это, шансы на уничтожение всех мертвецов и короля мертвых ничтожно малы, если они есть вообще.
Рядом с повелителем мертвечины прихрамывал горбатый маленький служка. Из-под темного капюшона сверкал золотистый, будто искусственный, глаз.
- Боюсь, что мы можем опоздать. Вы, должно быть, забыли, что Госпожа Яга сердечно просила вас позволить ей присоединиться к вам в вашем экипаже, ваше величество.
- Сердечно? Так любезно она может попросить только о моих вековых винах, - ворчал Кощей. Он ещё помнил, как около сотни лет назад извращенная ведьма отвергла его предложение.
- Ваше величество, это ведь просто вежливый оборот.
- Эта поездка тоже “вежливый оборот”?
- Ваше величество, двадцать лет назад вы в последний раз покидали свои земли. Не лишним будет почтить своим личным визитом ваших коллег по… гм… колдовству, особенно когда они сами хотят этого, - этот маленький человек мог бы стать отменным оратором или дипломатом, но судьба распорядилась иначе и покойный Ганс вынужден был периодически раздражать своего повелителя советами.
- Я старейший и сильнейший…
- При всем моем уважении, ваше величество, но Снежная Королева появилась гораздо…
- Я говорю о черных колдунах и колдуньях, а не о псевдо-черных магичках, - приятным собеседником владыка мертвых не был никогда, а столетия, увы, не изменили его в лучшую сторону.
Неожиданно голоса утихли.
- Б-Бе-Белоснежка-а…- послышался хриплый, еле слышный шепот Лонекса.
Златовласый принц уставился на одну из веток. На ней сидел огромный черный гриф. Шея изрезанная, на ней почти не осталось кожи. Почти не было перьев на теле, а лапы и вовсе костяные. Вместо левого глаза черная пустая глазница, зато правый яркий, красный. Он внимательно смотрел на чужаков, переводя взгляд с принцессы на принца.
Что видят слуги мертвого владыки, то видит и он сам.
Мертвецы стояли неподвижно. Вот только сейчас, аккуратно выглядывая из-за дерева, сквозь многочисленные ветки она отчетливо видела, что алые глаза мертвого владыки смотрели именно в их сторону.
Кощей может взять их живьем, но тогда он непременно передаст их Мачехе. К тому же Белоснежка прекрасно знала, что все будет зависеть от сиюминутного желания колдуна. Он ведь не прислужник фиолетовой ведьмы.
Взмах рукой. Небрежный, будто он отмахнулся от мухи. Мертвецы среагировали на его команду, бросившись к деревьям.
Кощей их не узнал.
- Лонекс, старайся не приближаться, - крикнула Белоснежка. Её братец умел колдовать. Говорят, он стал бы могущественным волшебником, но сейчас очень велика вероятность того, что он покалечит свою сестру ненароком. Тем не менее, на кое-что братишка был способен.
Меч Белоснежки, оказавшийся у неё в руке, стал определенно длиннее. От лезвия исходило слабое голубоватое свечение. Он походил на огромное двуручное оружие, но был необыкновенно легким.
- Братец, ветер окутает меня, - крикнула Белоснежка. Бессмыслица с виду, а на деле кодовая фраза. Оставалось надеяться, что братец со страху не забыл.
К счастью, не забыл. Слабым золотистым светом засветилась кожа на мгновение. Мертвецы стали двигаться медленнее. Нет, это она ускорилась. Ускорилась так сильно, что раньше она даже не могла передвигаться под действием этого заклятья, но годы тренировок сделали свое дело, а с этим магическим мечом можно забыть об обыденной осторожности и отдельных опасностях подобной скорости.
Лезвие рухнуло на голову мертвецу, прежде чем он поднял руку. Оно прошло сквозь его кости легко, будто не встречая сопротивления. Казалось, что мертвецы двигались медленно, еле-еле, а она так же как и обычно, но на самом деле Белоснежка ускорилась настолько, что вместо неё был виден светлый силуэт, не замирающий ни на мгновение. Очертания расплывались. Лезвие и вовсе почти не разглядеть.
Она рассекала мертвецов на несколько частей, иногда и вовсе успевала разрубить их в полете. Голубоватое лезвие с легкостью прошло сквозь ржавый щит, которым прикрывался один из мертвецов.
Белоснежка знала, что сейчас сюда сбегутся все слуги Кощея, если он сам не решит вступить в бой. Вокруг все плыло, но это нормальный эффект. Она отчетливо видела светлую фигуру властелина этих земель.
Принцесса через секунду оказалась рядом с Кощеем. Удар быстрый, но удивительно точный. Голова колдуна должна была покатиться по грязной земле.
Вспышка. Золотистая, яркая. Белоснежка не сразу поняла, что заклинание было рассеяно. До неё не сразу дошло, что голова Кощея на месте. Лезвие впилось в светлую кожу, но не могло скользнуть сквозь кость.
Белоснежка была ошарашена. Подобные чувства ещё посещают редко. Так бывает, когда ты до последнего момента абсолютно уверен в собственном успехе. Она знала, что убить колдуна они не смогут, но все же…
Она отпрыгнула, за прыжком несколько быстрых шагов назад. Мертвецы стояли неподвижно. Кощей с недовольным видом потирал шею. Осталась темная полоса, из которой сочилась кровь. Темная, бурая, вязкая, уже не человеческая. Сейчас она вновь убедилась, что Колдун и сам мертвец. Впрочем, в этом никто не сомневался.
- Ненавижу современных детей. Они могли потерпеть день другой, когда меня тут уже не будет. И эта магия… в мое время… - ворчал Кощей. Ему так полюбились времена, когда рыцари в тяжелых доспехах одним мечом пытались побороть магию и толпы мертвецов. Почти все они сейчас служат ему.
- Ваше величество, это же принцессы, - произнес горбунок.
- Я принц! – послышался из-за деревьев писк Лонекса.
- Что за времена пошли. Теперь уже принцессы, а не принцы бьются с темной силой.
- Нет же, вашество, это ведь падчерицы фиолетовой колдуньи.
- И почему эта бросается на меня с мечом? Пытается показать, что я давно не менял кожу?
- Повелитель, вы забыли, что ваша колдовская ученица просила захватить падчериц, если они попадутся.
Как и предполагала Белоснежка, мачеха желает заполучить их живыми. Кощей медлил. К несчастью, от этого шансы на бегство нисколько не увеличивались. Он ведь бессмертный колдун, а кругом его слуги. Положение неприятное, но сдаваться принцесса не собиралась. Они проделали слишком долгий путь.
- Мы уйдем, - только и сказала Белоснежка.
- Дети всегда такие самоуверенные, - фыркнул недовольно Кощей. И почему нельзя просто сдаться, покорно отправившись в застенки? С ними, по-видимому, придется разбираться ему, дабы его мертвые служки обоих ненароком не убили.
Он протянул руку, распростер ладонь. Земля под рукой задрожала, стала жидкой, мягкой, подобно болотной жиже. Она вытянулась, будто из земли высунулся тонкий черный стебель. Жижа меняла очертания. Стоило белым пальцам за неё ухватиться, как вся грязь подобно простой воде стекла на земле. В руке у Кощея остался меч, будто сделанный из этой темной рыхлой земли. Темный, ржавый, старый, как и сам владыка мертвых.
Тут бы пригодилась Крестная. Убить Кощея можно только магией, да и шансы сбежать без магии близки к нулю. Но просто так Белоснежка сдаваться не собирается.
- Ну, почему они никогда не сдаются, даже понимая, что я серьезен? – обреченно вздохнул Кощей. Он не любил разминать дряхлые кости. Ему наоборот казалось, что старые косточки должны чаще отдыхать. Его терпение подходило к концу.
- Ветер окутает меня, - громко сказала Белоснежка.
Братец определенно был напуган, но, к счастью, ещё не утратил связь с реальностью, мужественно повалившись в обморок (не всякий отважится отключиться в окружении живых мертвецов).
Золотистое свечение. Вновь замедлился мир перед глазами. Кощей не слишком удивился.
Белоснежка вмиг оказалась рядом. Лезвие должно было разрубить Кощея надвое. Магический меч обычно с легкостью проходил сквозь плоть. Вновь вспышка. Время ускорилось, а меч замер оставив темный порез на коже и дыру в одежде, будто под кожей у владыки мертвых было нечто более крепкое, чем сталь. Магия, что же ещё…
Черное лезвие едва не коснулось её шеи. Меч ржавый, наверняка затупившийся, но нельзя обманываться внешним видом. Кощей тоже кажется хрупким и слабым.
Белоснежка тяжело дышала. Тело теряло чувствительность, оно потяжелело. Ускорение нельзя использовать слишком часто. Принцесса не представляла, как рыцари справлялись с монстрами и колдунами, подобными Кощею. Может быть, они вообще и не побеждали их никогда?
Боевые навыки Кощея явно заржавели, придя в полную негодность. Бледнолицая принцесса порубила бы его на множество кусочков, будь он простым человеком.
Она легко уходила от ударов. Лезвие скользило по воздуху над головой. В следующее мгновение оно рухнуло вниз, с боку от принцессу, разрывая воздух так, что тот словно завыл от боли. Кощей двигался довольно быстро, пусть и не слишком умело, и он не уставал. На его теле и одежде появлялись новые отметины, оставленные волшебным лезвием, но толку от этого не было никакого. Владыка мертвых только раздражался.
- Лонекс! Сделай что-нибудь, - пожалуй, впервые Белоснежка так настойчиво требовала его помощи.
Златовласый принц делал тоже, что и делал всегда: прятался за деревом, надеясь, что сестра быстренько разберется. Поначалу он опешил, но, надо отдать ему должное, быстро собрался с силами. И через секунду…
- ФЕЯ КРЕСТНАЯ!
Белоснежка обреченно вздохнула. Кощей позволил убедиться всем в том, что с мимикой у него все в порядке, изобразив крайнюю степень удивления. Нет-нет, вовсе не отвага златовласого юношу изумила повелителя мертвецов.
- Он… принц?
- Да, - нехотя ответила Белоснежка.
- Мне уже недоело… - зевнул Кощей, небрежно махнув рукой. Ему хватит и одного писклявого принца, он то, как и всякий консервативный колдун, предполагал, что мороки с принцем будет больше.
Нежить бросилась на принцессу, стоило только опуститься худощавой руке Кощея. Без ускорения уже уставшей Белоснежке было гораздо тяжелее. Будь у неё обыкновенный, стальной меч, её растерзали бы моментально.
И тут неожиданно подул холодный ветер.
Это непохоже на Крестную, но Кощею было известно, чьим предвестником был этот ветер. К несчастью, это вовсе не снежная королева. Он вновь вздохнул обреченно.
- Это издевательство, - проворчал повелитель мертвецов. И почему защитники справедливости и добра решили пожаловать к нему как раз в тот момент, когда он одел свою лучшую одежку и собрался, наконец, покинуть свои земли ненадолго.
Фея Крестная не могла проникнуть на территорию Кощея, впрочем, она все равно не смогла бы противостоять Повелителю Мертвечины, потому она попросила о помощи другого колдуна. Его Кощей не видел буквально пару раз за свою невыносимо долгую жизнь, гораздо чаще об этом волшебнике нелестно отзывалась Снежна Королева.
Серая фигура скользила над деревьями с невероятной скоростью. Через мгновение он рухнул на землю, но, как и подобает могучему волшебнику, не получил ни единой царапины.
Волшебника с Морозных Земель давно прозвали Дедом Морозом. Самому мсье Фремму это прозвище не нравилось совершенно, но, право, что тут сделаешь? Сам маг совершенно не походил на деда. Довольно молодой с виду, бледный, статный, в синей шубе. Его волосы были светлыми и длинными. Он собирал их в хвост для пущего удобства. В руке белый тяжелый посох.
Он Морозного колдуна веяло холодом. Даже сырая земля под его ногами леденела и глухо хрустела.
Взгляд серых глаз скользнул по детям, но тут же вернулся к Кощею. Все же лорд мертвецов пусть и был редкостным лентяем и разгильдяем, но его нельзя не воспринимать всерьез.
- А вот это уже грубо, - бросил Кощей. Ему совсем не хотелось мериться силой магической с могучим магом, несмотря на свое явное преимущество в этих мертвых болотах.
- Прошу меня простить за вторжение, но детей покойного короля я заберу с собой, - даже учтиво произнес Фремм.
Кощей с радостью бы избавился от этих деток, но его, как гордого властителя, нисколько не радовало нахальное вторжение чужеземца. Вот в его время… Впрочем, “светлые” всегда были удивительными нахалами.
Пятеро мертвецов, находящихся совсем близко, бросились на Фремма. Ледяной волшебник двигался удивительно быстро. Белоснежный, тяжеленный с виду, посох двигался легко и быстро. Он едва касался мертвецов, но через мгновение голубоватые ветки холода окутывали кости трупов. Через считанные секунды двигался становилось все тяжелее. К несчастью, создания, движимые чужой волей, темной магией, не могли остановиться. Они двигали ледяными телами и кости начали крошиться и ломаться. Ледяному волшебнику достаточно было просто коснуться любого мертвеца. Кощей, увы, совсем другой случай…
Черное лезвие столкнулось с белоснежным древком. Обычная сталь заледенела бы и сломалась бы в тоже мгновение, но хрупкий и уже негодный для боя меч Кощей был непростым оружием. Магическую сталь непросто сломать.
Кощей никогда не отличался мастерством, но это тонкое и хрупкое с виду тело было гораздо быстрее и сильнее человеческого. Буквально через минуту они остановились.
- Все, - Кощей махнул рукой так, словно он действительно мог устать.
Гулкая дрожь глубоко под землей, секунда тишины, а затем влажная земля буквально взорвалась за спиной Кощея. Владыка плети брезгливо поморщился. Одежка теперь не только рваная, но и грязная. Принц и принцесса же не обращали на подобные мелочи внимания, ведь нечто гулко зарычало за спиной у мертвого короля.
Это был дракон. Мертвый дракон. Местами осталась гнилая плоть, но в остальном это были лишь кости, которые темными облаками окутывала темная магия. В черных горели два золотистых огонька. У дракона не было гортани, но он все равно каким-то неведомым образом рычал.
Дракон открыл пасть. Изо рта вырвался темно-синий поток огня. По сути это не столько огонь, сколько черная магия. Пожалуй, это даже опаснее пламени.
Фремм удар посохом о землю. Влага болотистой почвы ему только на руку. Черный поток столкнулся со стеной заледеневшей грязи.
- Хватайтесь за руку, - бросил Фремм принцу и принцессе. Кощей – сильный противник даже для такого могучего волшебника. Лонекс и Белоснежка буквально вцепились в руку Фремма, когда ярким белым светом засиял тяжелый посох. Миг и свет укрыл три фигуры, что тут же взметнулись в воздух. В этот же миг костяная голова буквально разломила лед, пасть захлопнулась на том месте, где была троица.
- Во имя Темных Сил, ну что за наказание… - пробурчал Кощей, оглядывая изорванную одежку.

@темы: Творчество

URL
Комментарии
2011-12-01 в 22:32 

Laite
Склероз - прекрасная болезнь! Ничего не болит и каждый день - новости.(c)
Молодец!)

Я очень рада что ты продолжаешь писать, для меня это сопостовимо что ты приходишь в себя) так что я могу быть спокойна)

     

Мракобесие дупла

главная